image description Возможности для экономики.Аналитик Наталья Ващелюк - о том, что значит для экономики рекордное замедление темпов роста цен
Масштаб снижения цен в августе превзошел ожидания: по данным Росстата, их общий уровень за месяц снизился на рекордные 0,5%. Темп роста цен за год также оказался на рекордно низком для российской экономики уровне и составил 3,3%.

Уверенное снижение инфляции было обусловлено как временными, так и фундаментальными факторами. К числу временных можно отнести поступление в розничный товарооборот продукции нового урожая. Это обеспечило ускоренное снижение цен на овощи и фрукты. Значительный масштаб уменьшения цен в июле и августе был компенсационным и всего лишь нивелировал аномальное подорожание плодоовощной продукции, наблюдавшееся с конца апреля по июнь. Осенью, вероятнее всего, восстановится обычная сезонная динамика, и можно ожидать, что средние цены на фрукты, входящие в потребительскую корзину Росстата, в сентябре не изменятся, а на овощи — снизятся на 5–10%. В IV квартале 2017-го – первой половине 2018 года более вероятным представляется ускорение роста цен в данной товарной категории из-за сокращения объема сельскохозяйственного производства в этом году.

Замедление роста цен происходит не только из-за разовых факторов. Например, можно отметить, что на решения, принимаемые как населением, так и предпринимателями, стали в меньшей степени влиять колебания курса рубля и угроза ужесточения санкций. Так, на фоне ослабления национальной валюты, которое наблюдалось в летний период, продолжалось, например, снижение цен на компьютеры, средства связи и медицинские товары. Не было отмечено и ажиотажного спроса на иностранную валюту. Кроме того, восстановление потребительского спроса также идет достаточно сдержанно и пока не создает инфляционного давления. Об этом, например, свидетельствуют низкие темпы роста цен на непродовольственные товары и услуги, а также значительное уменьшение базовой инфляции, которая уже в течение четырех месяцев находится ниже целевой отметки в 4%.

Статистика, которой мы располагаем на текущий момент, свидетельствует о следующем. Во-первых, инфляция находится вблизи 4% уже на протяжении достаточно длительного периода — с марта по август 2017-го, то есть уже полгода. Во-вторых, инфляционные ожидания россиян также обновляют исторические минимумы, снизившись сейчас до рекордных 9,5%. В-третьих, можно утверждать, что сдержанный характер инфляционных процессов обеспечен не только временными факторами (например, коррекционным снижением цен на плодоовощную продукцию и фрукты), но и фундаментальными причинами: медленным восстановлением потребительского спроса, постепенной адаптацией частного сектора к плавающему валютному курсу и санкциям, стабилизацией процесса формирования инфляционных и курсовых ожиданий. В-четвертых, инфляция оказалась вблизи целевого уровня с опережением планов ЦБ РФ — не к концу 2017-го, а уже в прошедшем марте.

С учетом более существенного, чем ожидалось, снижения инфляции в августе и появления фундаментальной основы для стабилизации инфляционных процессов наиболее вероятными теперь представляются уменьшение инфляции в сентябре до 3,1–3,2% и ее сохранение в диапазоне 3,1–3,5% до конца года и в первой половине 2018-го. Данный прогноз достаточно консервативен: он предполагает рост инфляционного давления как в продовольственном сегменте (из-за более низкого урожая в 2017 году), так и в непродовольственном — вследствие активизации потребительского спроса, поддерживаемого в том числе расширением банковского кредитования.

Несмотря на заметное снижение инфляции, Банку России, как представляется, следует сохранять умеренно жесткую денежно-кредитную политику (и, соответственно, номинальную ключевую ставку выше 7%) на протяжении как минимум 2018 года. Во-первых, инфляция, вероятнее всего, во втором полугодии 2018-го в условиях активизации потребления и ускорения продовольственной инфляции вернется в интервал 3,8–4,2%. Во-вторых, сохраняются и среднесрочные риски, которые Центробанк справедливо указывает в своих пресс-релизах — колебание цен на нефть, рост процентных ставок ФРС США и ЕЦБ и пр. В-третьих, период достаточно низкой инфляции, близкой к 3%, должен способствовать более активному и уверенному снижению инфляционных ожиданий частного сектора. Таким образом, приближение инфляции к 3% не несет угроз для российской экономики, но предоставляет возможности для более успешной реализации политики инфляционного таргетирования и последующего роста экономики.

Автор — главный аналитик Бинбанка Наталья Ващелюк
по материалам портала iz.ru
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции